Барулин Александр Николаевич

 

Отдел или сектор: 
Должность: 
старший научный сотрудник
Ученая степень и ученое звание: 
кандидат филологических наук, доцент

E-mail: barulin@iling-ran.ru 

Александр Николаевич Барулин родился 17 ноября 1944 г. в Нижнем Новгороде в семье военного моряка. Начальное образование получил в нижегородской школе № 36. В 1956 г. поступил в Ленинградское нахимовское военно-морское училище, которое закончил в 1963 г. Затем поступил в Высшее военно-морское инженерное училище, в котором проучился менее года.

В 1965 поступил на Отделение структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ. Уже в студенческие годы принял участие в экспедициях по описанию бесписьменных языков народов СССР под руководством А. Е. Кибрика (1967 – лакского, 1969 – шугнанского (аул Дебаста Горно-Бадахшанского автономного округа, недалеко от г. Хорог в Таджикистане), 1970 – 1971 хиналугского (аул Хиналуг в горах на северо-востоке Кавказа (Азербайджан)). В 1971 г. А. Н. Барулин успешно защитил дипломную работу на тему: "Семантика местоимений и показателей ориентации движения в хиналугском языке". Материалы работы были положены в основу соответствующих разделов книги А. Е. Кибрика "Полевая лингвистика" и книги А. Е. Кибрика и С. В. Кодзасова "Фрагменты грамматики хиналугского языка". Высокая оценка работе была дана специалистом по кавказским языкам д. ф. н. Г. А. Климовым, выступившим на защите диплома официальным оппонентом. После защиты Барулин был оставлен для работы на кафедре структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ. В год выпуска вышла первая публикация А. Н. Барулина – тезисы двух докладов на студенческой конференции по материалам хиналугских экспедиций. Вместе с Барулиным учились и закончили в этом году университет такие в будущем известные деятели науки и искусства, как П. С. Лунгин, О. А. Казакевич, В. З. Демьянков, Е. Э. Разлогова, Н. Ю. Бокадорова (Казарновская), И. А. Муравьева, Т. Ю. Кобзарева, Т. Б. Крючкова и др.

После окончания МГУ Барулин ездил с теми же экспедициями к алюторцам (1971, 1972, 1978 – пос. Вывенка на севере Камчатки)). агульцам и лезгинам (1974 г.) на Кавказ. В первой экспедиции на Камчатку он знакомится с И. А. Мельчуком и начинает изучать возможности предложенной И. А. Мельчуком и А. К. Жолковским теории "Смысл <==> Текст" в описании и истолковании фактов таких морфологически сложных языков, как алюторский, хиналугский, немецкий. Позже под руководством И. А. Мельчука самостоятельно разрабатывает модель синтеза гетероклитичных алюторских местоименных существительных (публикация 1978 г.) и начинает углубленно заниматься проблемами морфологической теории в рамках теории "Смысл <==> Текст".

В январе 1973 г. А. Н. Барулин поступил в аспирантуру Института востоковедения АН СССР, которую закончил в декабре 1975 г. В аспирантуре изучал турецкий  язык. Последовательно написал три диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук: “Проблемы семантики местоимений в языках разных систем” (1975),  “Теоретические проблемы лингвистики” (1980) и “Теоретические проблемы описания турецкой именной словоформы” (1984). Первая из них не была принята к защите из-за ссылок на его учителя И. А. Мельчука, в те времена старшего научного сотрудника Института языкознания АН СССР, крупнейшего в стране теоретика лингвистики, специалиста по машинному переводу, персону нон-грата из-за писем в “Нью-Йорк Таймс” в защиту акад. А. Д. Сахарова. Вторая диссертация была принята в виде книги издательством “Наука. Главная редакция восточной литературы”, но впоследствии изъята после редактирования по тем же причинам. Третью диссертацию А. Н. Барулину удалось защитить в январе 1985 г.

После окончания аспирантуры 12 лет проработал в Институте востоковедения. От первоначальной темы "семантика местоимений хиналугского языка" Барулин переходит к проблемам типологии значений местоименного семантического поля (Барулин 1980а, б, в), затем к проблемам интенсиональной семантики вопросительных и неопределенных местоимений (Барулин 1973, 1977, 1980а), приходит к выводу о необходимости разработки референциальной семантики (Барулин 1978), затем появляется необходимость в разработке представлений о структуре языкового знака (Барулин 1994). Эта проблематика смыкается с проблемами типологии частей речи. Итогом теоретических поисков становится разработка формального аппарата для отображения интенсиональных и референциальных компонентов языкового знака в свете работ по семантике Г. Фреге (Барулин 1990, 1996) и разработка семиотической теории знака в целом. От типологического исследования семантики местоимений А. Н. Барулин переходит к разработке в рамках модели "Смысл <==> Текст" теоретических оснований турецкой морфологии (Барулин 1977, 1979, 1980г, д, 1982, 1983, 1984, 1986, 1987 (совместно с акад. А. Н. Кононовым), 1988а). Материал турецкого языка заставляет его отойти от классических постулатов теории И. А. Мельчука и А. К. Жолковского, и он разрабатывает свою концепцию интегральной модели языка, в которой находит место для словообразовательного компонента и наряду с лексическим синтаксисом предлагает разработать аппарат для описания внутреннего синтаксиса словоформы, единицами которого выступали бы морфемы (Барулин 1980г, д, 1983, 1988 (совместно с А. Ю. Айхенвальд)).

В 1975 г. А. Н. Барулин при поддержке И. А. Мельчука организовал у себя дома еженедельный межинститутский семинар по проблемам теоретической лингвистики, аналог московского лингвистического кружка 20-х годов. И. А. Мельчук был и первым докладчиком на этом семинаре. В дальнейшем в его работе приняли участие как представители тогдашней московской лингвистической молодежи, так и представители среднего поколения: Е. В. Падучева, †С. А. Старостин, †И. Ш. Козинский, †Е. А. Хелимский, Г. Е. Крейдлин, †Н. К. Соколовская, А. К. Поливанова, Н. В. Перцов, Н. Н. Перцова, Е. Н. Саввина, Е. Р. Иоанесян, Е. В. Урысон, О. Ю. Богуславская, И. М. Богуславский, И. А. Муравьева, Е. Г. Устинова, А. Н. Головастиков, С. А. Крылов, И. Б. Шатуновский, Н. Браккер, †М. В. Хомяков, В. Б. Борщев, †Л. Кноррина, А. Ю. Айхенвальд, М. С. Полинская, М. Н. Копчевская и др. Семинар проработал до 1980 г., после чего переехал на квартиру выдающегося типолога И. Ш. Козинского, а потом – С. А. Крылова, где просуществовал еще шесть лет.

В 1978 г. А. Н. Барулин при поддержке директора Института востоковедения акад. Е. М. Примакова организовал экспедицию по поискам носителей айнского языка на о. Сахалин. После продолжительных безрезультатных исканий экспедиция в составе В. М. Алпатова, А. Н. Барулина, И. И. Пейроса и С. А. Старостина сосредоточилась на составлении стословного списка Сводеша по шмидтовскому диалекту нивхского языка, а также по  составлению сравнительного стословного списка по корейским диалектам о. Сахалин. Работа так и осталась в рукописи, поскольку институтские кореисты под руководством Л. Б. Никольского посчитали ее неактуальной.

Побочным продуктом сахалинской экспедиции для А. Н. Барулина становится его интерес к описанию семантики и типологии числительных и числовых выражений, подогретый отчасти работами И. А. Мельчука по описанию синтаксиса числовых выражений. А. Н. Барулин на базе аппарата описания рекурсивных функций разрабатывает универсальный семантический метаязык для перехода от унарной системы счисления (методики описания смысла числовых выражений в духе Пеано) к системам счисления, принятым в конкретных языках (Барулин 1983, 1996).

В конце семидесятых годов Барулин знакомится с выдающимся паремиологом Г. Л. Пермяковым и принимает участие в разработке паремиологических проблем, в частности, в описании семантики паремий (Барулин 1984, 1994).

В 1984 г. А. Н. Барулин принял участие в сборе материалов по языку бру (ванкьеу) во Вьетнаме.

В 1985 г. начинается плодотворное сотрудничество А. Н. Барулина с А. Ю. Айхенвальд над созданием модели синтеза ивритской именной словоформы. Работа заканчивается в 1986 г. докладом на семинаре Вяч. Вс. Иванова с приглашением всех известных специалистов по ивриту во главе с акад. А. А. Зализняком. К сожалению, А. Ю. Айхенвальд уже в следующем году уезжает на пмж сначала в Бразилию, а затем в Австралию. По материалам работы издается лишь краткая статья в бразильском лингвистическом журнале Florianopolis (Айхенвальд, Барулин 1989).

В восьмидесятые годы у А. Н. Барулина складывается концепция типологических описаний. В ее основу кладется принцип системности отображения типологических данных, связывающие эти данные причинно-следственные отношения. В основе всякого типологического описания по его мнению должна лежать синтактическая (конструктивная) классификация морфем. Грамматика каждого языка зависит в первую очередь от того, какие классы морфем представлены в языке: только корни, корни и клитики, или корни, клитики и аффиксы. Именно на этих принципах было построено новаторское описание турецкой морфологии, представленное в диссертации. Большую часть в ней занимает формальная классификация морфем турецкого языка, правила построения из морфов грамматических и фонетических слов, а также грамматически релевантных для турецкой морфологии новых для описаний турецкого языка грамматических единиц, корнеклитических грамматических слов. Введение единиц этого нового типа позволило объяснить все известные к тому времени сложности грамматической трактовки турецких фактов, в частности, отказаться от утверждения о том, что в парадигме спряжения турецкого глагола более миллиона словоформ. Совершенно новую трактовку получили в диссертации так называемые неоформленные грамматические слова. Последовательно проводится идея морфолого-синтаксического описания структуры словоформы. На материале этого уникального языка были намечены пути преодоления сложностей в определении понятия грамматической категории, данного в классических работах Ф. Боаса, Р. О. Якобсона, И. А. Мельчука и А. А. Зализняка.

В мае 1988 г. А. Н. Барулин оставил работу в академии, поскольку был приглашен на должность заведующего кафедры русского языка в Московский государственный историко-архивный институт, преобразованный в 1991 г. в Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). Смена работы обусловливалась в первую очередь дальней целью создания новой площадки для обучения лингвистов в духе, казалось, навсегда закрытой в то время кафедры структурной и прикладной лингвистики. А. Н. Барулин, никогда не терявший с ней связи, консультируется с создателями ОСИПЛа В. А. Звегинцевым и В. А. Успенским, с Вяч. Вс. Ивановым, Ю. Д. Апресяном. После его вступления в должность кафедра сразу переименовывается в кафедру русского языка и прикладной лингвистики.

В том же 1988 году по инициативе А. Н. Барулина была возрождена традиция проведения Олимпиад для школьников по лингвистике и математике, заложенная в 1965 г. на Отделении структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ и прерванная в 1982 г. в связи со слиянием ОСИПЛа с кафедрой Общего языкознания. В организации возрожденной олимпиады Барулину помогли тогда один из авторов идеи проведения олимпиад А. Н. Журинский, его жена Е. В. Муравенко и авторы большого числа олимпиадных задач Я. Г. Тестелец, В. М. Алпатов и В. А. Плунгян. С этого времени олимпиада проводится совместно с отделением теоретической и прикладной лингвистики МГУ до сих пор.

В том же году А. Н. Барулин организует для школьников-участников олимпиады лингвистический кружок при своей кафедре, на который начинают ходить будущие студенты Отделения теоретической и прикладной лингвистики, теперь уже известные ученые О. Ляшевская, †Т. Жданова, В. Гусев, И. Иткин, И. Якубович, М. Даниель, Г. Старостин, Е. Калинина и др. Лекции для кружка, кроме самого А. Н. Барулина, читают известные в своих областях специалисты: китаист Г. А. Ткаченко, японист А. Н. Мещеряков, специалист по Библии М. Селезнев, А. А. Кибрик, африканист В. А. Плунгян, специалист по истории и языкам Индии и Индонезии С. Кулланда и др.

Весной 1990 г. А. Н. Барулина по рекомендации И. А. Мельчука пригласили прочесть несколько гостевых лекций в Стокгольмском и Уппсальском университетах. Тема – проблемы описания  основы слова в языках разных систем.

В июле 1990 г. А. Н. Барулин при поддержке ректора Историко-архивного института проф. Ю. Н. Афанасьева организовал научную экспедицию по изучению корвальского говора вепсского языка.

В 1991 г. по его проекту (совместно с В. К. Финном и Д. Г. Лахути) во вновь созданном РГГУ был организован факультет информатики. В том же году по проекту А. Н. Барулина на этом факультете было организовано Отделение теоретической и прикладной лингвистики. Сам он был назначен  заведующим этого Отделения.

В 1992 г. по его же проекту был организован факультет теоретической и прикладной лингвистики, и он был назначен деканом факультета и заведующим кафедрой теоретической и прикладной лингвистики в его структуре. Костяк факультета составили бывшие члены его домашнего семинара и семинара по компаративистике, организованном когда-то А. Б. Долгопольским и В. А. Дыбо: Г. Е. Крейдлин, С. А. Старостин, И. А. Муравьева, Е. Г. Устинова, Н. В. Перцов, Е. Н. Саввина, А. К. Поливанова, В. А. Дыбо, Е. А. Хелимский и др.

В 1993 г. А. Н. Барулина избрали профессором Российского филиала Международной академии наук с центром в Сан-Марино. Поводом для избрания была совместная с А. Ю. Айхенвальд статья в газете "Советиш Геймланд" об экспериментах над языком, пик которых приходился на 1889 г., год выхода в свет первой статьи Бен Иегуды о движении по восстановления иврита в качестве разговорного языка, год выхода в свет искусственного языка чистого смысла Г. Фреге и год создания нескольких литературных языков.

В июле - августе 1994 г. А. Н. Барулин организовал и возглавил экспедицию по обследованию кетского языка (Красноярский край, пос. Верхнеимбатский, Келог).

В 1995 А. Н. Барулина приглашают для чтения лекций в Болонский и Салернский университет (Италия, лекции по семиотике литературы («Слово о полку Игореве», Жуковский, Пушкин, Грибоедов) и по полевой лингвистике).

В 1996 г. им была организована экспедиция по обследованию крымско-татарского языка (Тамань). В том же 1996 г. он был приглашен в качестве эксперта в Государственную Думу, и одновременно в XIII Дирекцию Европейского Совета. В том же году его избрали председателем Учебно-методического объединения по специальности N 021800 “Теоретическая и прикладная лингвистика”, по которой факультет, который возглавлял А. Н. Барулин, был объявлен головным вузом. Кроме того, в том же году совместно с ректором Московского государственного лингвистического университета проф. Халеевой ему удалось убедить руководство Министерства образования в необходимости «развести» специальность «Лингвистика» на две: «Иностранные языки и межкультурная коммуникация» и «Теоретическая и прикладная лингвистика». Для получения этого результата понадобилось три года.

В 1996 и 1997 г. А. Н. Барулина приглашают для экспертизы программ ЕС по проблемам прикладной лингвистики в Германию, Грецию, а затем – в Италию). В 1997 г. под его руководством и при его участии был создан первый стандарт по специальности N 021800 “Теоретическая и прикладная лингвистика” (соавторы – И. А. Муравьева и Е. Н. Саввина).

В это же время А. Н. Барулин начинает сотрудничать с Институтом судебной экспертизы. Пишет несколько экспертных заключений, в том числе по иску А. Б. Чубайса к телекомментатору С. Доренко. Позже его приглашают для судебной экспертизы по делу, которое слушалось в Международном страсбургском суде.

С 1997 по 2000 год Барулин был членом экспертной группы Института «Открытое общество».

В РГГУ А. Н. Барулин читает курсы "Введение в лингвистику и семиотику", "Морфологии" и "Семиотики" не только на своем факультете теоретической и прикладной лингвистики, но и, например, курс "Семиотики" на всех других факультетах, причем для каждого факультета по отдельной программе. Разработка программ по семиотике заставляет его заняться фундаментальными проблемами ее теории: теорией знака, коммуникативного акта, теорией моделей. В 1997 г., разрабатывая электронный курс лекций по семиотике, он начинает заниматься и проблемой происхождения языка.

Весной 1999 Ученый Совет РГГУ единогласно переизбирает А. Н. Барулина на следующие пять лет деканом факультета теоретической и прикладной лингвистики, заведующим кафедрой теоретической и прикладной лингвистики, в сентябре назначают председателем комиссии по разработке нового Государственного стандарта по специальности 021800 “Теоретическая и прикладная лингвистика”.

В ноябре того же года по ложному (что было доказано в суде) обвинению ректора РГГУ проф. Ю. Н. Афанасьева и проректора РГГУ проф. Н. И. Басовской в развале методической работы на факультете на заседании, проведенном по всем правилам 1937 г., Ученым Советом этого университета Барулин почти единогласно был снят с должности декана.

В 2000 году он ушел из РГГУ и по приглашению зав. кафедрой общего языкознания и компаративистики С. Н. Кузнецова поступил на работу на филологический факультет МГУ, где проработал в должности доцента пять лет. В 2002 г. по рекомендации акад. Ю. С. Степанова с А. Н. Барулиным заключает контракт на написание небольшой монографии о применении семиотики в рекламе крупнейшая транснациональная фирма "Юнилевер". Монография получила гриф для служебного пользования и хранится в библиотеке фирмы. В том же 2002 г. Барулин публикует по гранту РФФИ первые два тома из задуманных шести томов монографии "Основания семиотики". Послесловие к книге было написано акад. Ю. С. Степановым. В 2003 г. по рекомендации Ю. С. Степанова Барулин принимает участие в проекте проф. И. Б. Чубайса по созданию комплексного курса для вузов "Россиеведение" и нового курса для средней школы "Отечествоведение". В 2004 г. выходит экспериментальный учебник для школы, в котором Барулину принадлежит раздел "Русский язык".

В 2004 г. в связи со сменой зав. кафедрой Барулин по собственному желанию уходит из МГУ в IT-компанию АББИ. В то же время он не оставляет занятий наукой, сосредоточившись на трех основных темах: теоретические основания семиотики, происхождение языка и анализ художественных текстов (те же "Слово о полку Игореве", "Горе от ума" А. С. Грибоедова, поэзия В. А. Жуковского, драматические произведения А. С. Пушкина). В 2005 г. публикуется его исследование по "Слову о полку Игореве", с 2004 по 2008 г. выходят три статьи по глоттогенезу.

С февраля 2012 г. работает на условиях совместительства в Институте языкознания РАН в должности старшего научного сотрудника. Является руководителем группы "Семиотика глоттогенеза" и организатором и руководителем междисциплинарного семинара по происхождению языка.

А. Н. Барулин – автор более ста научных работ, под его руководством были написаны и защищены 3 кандидатские диссертации. Три раза он удостаивался гранта Института «Открытое общество» (грант Сороса) и один раз – гранта РФФИ.