М. Е. Алексеев: Кавказоведческие исследования в отделе кавказских языков Института языкознания РАН

(вернуться к разделу «История подразделений»)
(на страницу отдела кавказских языков)

 Опубликовано в журнале «Кавказоведение» № 1 (2002). 

Кавказ с его многочисленными разноязычными народами издавна привлекал к себе внимание ученых. В конце ХVIII и начале XIX в. иберийско-кавказские языки становятся обьектом исследовательских интересов Российской Академии наук (ср. работы И. А. Гюльденштедта, П. С. Палласа и Г. Клапрота). В дальнейшем исследованием кавказских языков занимались такие крупные отечественные языковеды, как М. Броссе, Г. Розен, А. А. Шифнер, Д. Чубинашвили, Ал. Цагарели, П. К. Услар, А. Дирр и др.

В конце XIX в. к изучению кавказских языков приступил Н. Я. Марр. Он начал свою лингвистическую деятельность как специалист в области картвельских и армянского языков. Позднее Н. Я. Марр привлек и исследованию и другие языки коренного населения Кавказа и прежде всего абхазский язык.

В 20-е-30-е гг. в кабинете кавказских языков Яфетического института Академии наук (с 1932 г. - Институт языка и мышления) работал относительно немногочисленный коллектив: лингвистические интересы И. И. Мещанинова концентрировались на исследовании урартского (халдского) языка, Л. Г. Башинджагян разрабатывал проблемы армянского языка, С. Л. Быховская исследовала даргинский язык, Р. М. Шаумян - агульский, а также языки шах-дагской группы, К. Д. Дондуа, возглавлявший сектор, занимался проблемами грузинского и сванского языка, Г. Ф. Турчанинов - абхазско-адыгскими языками. Изучение цезских и аваро-андийских языков обеспечивали соответственно И. В. Мегрелидзе и А. А. Бокарев. Тесно затрудничал с Институтом известный кавказовед А. Н. Генко, работавший здесь по совместительству.
 

И. И. Мещанинов, в 1934 г. ставший директором Института языка и мышления, сочетал изучение древних языков Кавказа [1932; 1935 и др.] с работами широко типологического масштаба [1936; 1940; 1967 и др.], в которых достаточно интенсивно использовались и материалы кавказских языков. «Язык ванских клинообразных надписей на основе яфетического языкознания» (Изд. АН СССР, 1932), «Язык ванской клинописи. II. Структура речи» (Изд. АН СССР, 1935). В первой книге, посвященной языку ванских клинописей, содержатся археологические и исторические данные о халдах-урарту, характеризуется система письма и принципы чтения клинописных текстов, дается грамматическое описание, разбор, перевод и объяснение большого числа надписей, а также словарь. Вторая книга содержит критический обзор изучения языка урарту в СССР и за рубежом, систематический анализ морфологической и синтаксической структуры. И.И.Мещанинов указывал на необходимость изучения языка урарту в сравнении с кавказскими («яфетическими» в терминологии того времени) языками.

Многие работы сотрудников сектора печатались в те годы в сборнике «Язык и мышление». В теоретическом плане основные проблемы, которые интересовали сотрудников-кавказоведов, были проблемы глоттогонии, субстрата и скрещения языков. В то же время безотлагательными являлись и практические требования активной помощи малочисленным народам Кавказа по созданию алфавитов, учебников для школы, описательных грамматик.

В круг научных интересов К. Д. Дондуа наряду с грузинским языком и литературой входили занятия абхазским и сванским языками, в т.ч. и над материалами, собранными Н. Я. Марром. Работы Дондуа по общему и кавказскому языкознанию были изданы в двух сборниках [1967; 1975]. Им был составлен большой сванско-русский словарь, к сожалению, до сих пор не опубликованный.
 

Г. Ф. Турчанинов начал свою кавказоведческую деятельность с изучения кабардино-черкесского языка во всех его аспектах: грамматическом, лексическом, диалектальном и сравнительно-историческом. Наиболее значительным итогом этого направления явилась грамматика кабардинского языка [Турчанинов, Цагов 1940]. Значительное внимание уделял ученый пропаганде филологического наследия известного кабардинского просветителя 19-го столетия Ш. Б. Ногма [1956; 1958], подготовив двухтомник его трудов, включающий исторические народные сказания, словарь и грамматику кабардинского языка. В дальнейшем ученого все более привлекали проблемы дешифровки древних надписей Кавказа. Результаты исследований в этом направлении обобщены в двух монографиях автора [Турчанинов 1971; 1999].
 

Основные публикации погибшего на фронте А. А. Бокарева увидели свет лишь после войны в 1949 г.: это фундаментальное описание синтаксиса аварского языка и первый и единственный пока грамматический очерк чамалинского языка.

Своим организационным оформлением обязан академику Марру и Московский кавказоведческий центр. Как пишет об этом Н. Ф. Яковлев [1949: 301-302], «7 декабря 1923 г. академик Марр вносит в Академию Наук проект организации в Москве Северо-Кавказского комитета Яфетического института, указывая, что „помимо важности работ этого Комитета для теоретических вопросов яфетической теории, они представляют существенный интерес для жизненных потребностей широких масс населения автономных республик Северного Кавказа, где вопросы о создании как письма для бесписьменных доселе яфетических языков, так вообще технических средств просвещения на родном языке составляют ось всех местных культурно-просветительных и краеведческих стремлений. В этом пункте яфетическая теория и по своим принципам и по практическим потребностям переживаемого момента разделяет вполне мысль о необходимости скорейшего восплощения в жизнь этих стремлений, как говорилось в заявлении». Комитет по изучению этнических и языковых культур народов Северного Кавказа (включая тогда и Дагестан) был организован, однако, не при Академии Наук и ГАИМК, а при Наркомпросе РСФСР, где в 1925 г. был преобразован сначала в Комитет, а в 1926 г. — в Институт по изучению этнических и национальных культур народов Советского Востока (Иннарвос), который перешел вскоре в ведение ЦИК СССР».

Таким образом был создан московский кавказоведческий научно-исследовательский центр, реорганизованный впоследствии (1943 г.) в сектор кавказских яфетических языков Московского отделения Института языка и мышления им. Н. Я. Марра.

Первыми значительными из опубликованных работ московских кавказоведов были «Таблицы фонетики кабардинского языка» Н. Ф. Яковлева (М., 1923) и «Грамматика аварского языка» Л. И. Жиркова (М., 1924). Перу этих ученых принадлежат наиболее значительные описания грамматики многих языков Кавказа, осуществленные в 20-е-40-е гг.
 

С именем Н.Ф. Яковлева справедливо увязывается разработка научных основ исследования грамматики и лексического состава абхазо-адыгских и нахских языков. Его грамматические очерки и некоторые другие исследования по фонетике, синтаксису и морфологии кавказских языков [Яковлев 1923; 1940; 1948; 1960; Яковлев, Ашхамаф 1930; 1941 и др.] заложили фундамент, на котором строятся труды практически всех последующих исследователей в этой области. Даже в своих описательных работах Н. Ф. Яковлев развивал смелые теоретические концепции, в частности, последовательно проводил идею условности деления грамматики на морфологию и синтаксис, подчеркивая ведущую роль синтаксиса.

Активно участвовал Н. Ф. Яковлев в разработке письменностей кавказских, тюркских, финно-угорских и других языков в течение 20-30-х гг. Его «математическая формула построения алфавита» стала теоретическим основанием для алфавитов многих языков народов СССР.

Отметим также, что Н. Ф. Яковлев уделял много внимания и популяризации лингвистических знаний о кавказских языках [Яковлев 1930]. Свои взгляды на взаимоотношения исторического развития языка и общества Н. Ф. Яковлев изложил в работах, написанных с историком В. К. Никольским «Как люди научились говорить» [1945] и «Как возникла человеческая речь» [1949], переведенных практически одновременно на ряд языков Восточной Европы.

В рукописи остались такие фундаментальные работы Н. Ф. Яковлева как «Морфология ингушского языка» (1948), «Грамматика абхазского языка» (1947). Лишь недавно был опубликована написанная им еще в 30-е гг. монография по синтаксису ингушского языка [Яковлев 2001].
 

Перу Л.И.Жиркова принадлежит серия работ дескриптивного плана: грамматики аварского [1924], даргинского [1926], лезгинского [1941], табасаранского [1948] и лакского [1955] языков. Грамматические очерки дагестанских языков, выполненные Л. И. Жирковым, в основном следуют схеме, принятой П. К. Усларом. В то же время некоторые положения П. К. Услара, например, о функциональной природе грамматических падежей, выполняющих основные субъектно-объектные функции, требовали существенных корректив.

В отличие от грамматических описаний П.Услара, исследования Л. И. Жиркова основаны на большей точности и полноте привлекаемого материала и, главное, в них за многообразием и сложностью конкретных лингвистических фактов прослеживается достаточно стройная система. Его работы содержат последовательные и прозрачные таблицы и схемы склонения и спряжения, составившие затем основу для составления школьных грамматик письменных языков Дагестана.

Значительное влияние на последующее развитие кавказоведения оказали и специальные статьи Л. И. Жиркова о законах лезгинского ударения, развитии частей речи в дагестанских языках и др. Практически первым опытом дагестанской лексикографии был его аварско-русский словарь (1936).

В 1950 г. с ликвидацией Института языка и мышления кавказский сектор Института, объединенный в послевоенные годы с иранским кабинетом (это объединение просуществовало до 1958 г.), был переведен в Москву. В эти годы в сектор, возглавлявшийся после известной дискуссии Ю. Д. Дешериевым (до 1956 г.), приходят новые сотрудники - Е. А. Бокарев, М. А. Кумахов, З. Ю. Кумахова, С. М. Хайдаков, А. К. Шагиров. Некоторое время в секторе работал Б. Б. Талибов, переехавший затем в Махачкалу. Сотрудниками отдела были также специалисты по армянскому языку И. К. Кусикьян и Э. Г. Туманян.
 

Ю. Д. Дешериеву принадлежат первые монографические исследования двух бесписьменных языков Кавказа - бацбийского [1953] и хиналугского [1959]. Исследование бацбийского языка включает детальное описание фонетики, в т.ч. системы согласных и гласных фонем, а также звуковых процессов и ударения, морфологии и синтаксиса (простого и сложного предложения). Значительное место в книге уделено лексике - исконному словарю и грузинским заимствованим. Аналогичная схема лежит в основе грамматики хиналугского языка. Одним из результатов исследования чеченского языка является монография, посвященная вопросам фонетики [Дешериев 1961].

Начиная с 50-х гг. все более значительное место в исследованиях сотрудников отдела начинает занимать сравнительно-историческая проблематика. Разработкой проблем исторического развития нахских языков в связи с историей их народов занимался Ю. Д. Дешериев, опубликовавший в 1963 г. «Сравнительно-историческую грамматику...». Впоследствие основным направлением его деятельности стала социолингвистика, в рамках которой ученый не переставал следить за языковой ситуацией на Кавказе.
 

Е. А. Бокарев руководил сектором кавказских языков до своей кончины в 1971 г. В своей работе по сравнительно-историческому исследованию дагестанских языков [1961], опираясь на разработки Н. С. Трубецкого, он предложил следующую реконструкцию общедагестанской системы согласных:

 Смычные п б т д       к г къ'  
  пІ   тІ         кІ   къ  
Спиранты в   с з ш ж лъ хь г' х гъ
      сс   шш   лълъ хьхь   хх  
Аффрикаты      ц дз ч дж длъ кк   хъ' къгъ
      цц   чч         хъ'хъ'  
      цІ   чІ   кь     къ'къ'  
      цІцІ   чІчІ   кькь кІкІ   къкъ  
Сонорные  м   н   л, р, й            

В своей работе по фонетике восточнокавказских языков, опубликованной посмертно [1981], Е. А. Бокарев расширяет круг исследования, включая в свою систему и нахские языки.

В целом для научно-исследовательской деятельности Е. А. Бокарева было характерно гармоничное сочетание практического описания и исследования конкретных дагестанских языков (так, ему принадлежа очерки грамматического строя пяти цезских языков - собственно цезского, гунзибского, бежтинского, гинухского и хваршинского, опубликованные в сводной работе [1959]) со сравнительно-историческим направлением. В той же работе по существу дана сравнительно-историческая грамматика цезских языков. Общий обзор дагестанских языков Е.А.Бокарев дал в брошюре «Краткие сведения о языках Дагестана» [1949].

Немалое место в трудах Е. А. Бокарева занимали и общетеоретические проблемы: методика описательного и сравнительно-исторического анализа бесписьменных языков; теория грамматики, в частности, проблема эргативной конструкции предложения, критерии выделения категории падежа, в отличие от послелогов; проблема соотношения языка и общества.
 

Разносторонними были научные интересы С. М. Хайдакова. В первую очередь они касались комплексного исследования лакского языка. Им были опубликованы такие исследования по лакскому языку, как «Очерки по лексике лакского языка» (1961), «Очерки по лакской диалектологии» (1966). В первой работе основное внимание уделено системной оргаизации лексики, определению на основе звукосоответствий с родственными языками исконного словарного состава лакского языка, а также выявлению заимствований из разных языков. В диалектологической работе С. М. Хайдаков, помимо общего описания всех лакских диалектов, впервые дал характеристику некоторых диалектов лакского языка: шаднинского, развивающегося в даргинской этнической среде, а также обладающего рядом интересных особенностей аракульского диалекта.

В дальнейшем исследования С. М. Хайдакова охватывали широкий круг актуальных проблем дагестанского языкознания, охватывая сравнительно-историческую лексику, грамматику, ономастику и др., о чем свидетельствуют опубликованные монографии «Сравнительно-сопоставительный словарь дагестанских языков» [1973], «Система глагола в дагестанских языках» [1975], «Принципы именной классификации в дагестанских языках» [1980], «Даргинский и мегебский языки» [1985].

Монография С. М. Хайдакова «Система глагола в дагестанских языках» [1975] посвящена анализу основных вопросов словообразования, аспектологии, категорий времени, класса, лица и числа. Специально автор исследует вербиды (термин С.М.Хайдакова) и фонологическую структуру корневых морфем. В арчинском, цахурском и, в особенности, в аварском языке выявляются структурные и функциональные особенности глагола в связи с наличием~отсутствием аффиксов отрицания.

Исследование, посвященное принципам именной классификации [1980] срдержит анализ классных систем 23 дагестанских языков. Автор выдвигает гипотезу трансформации более древней системы одушевленных и неодушевленных классов в систему классов личности и неличности.

В монографии о даргинском и мегебском языках автор опирается на предложенную им трактовку особого лингвистического статуса мегебского диалекта, который «в условиях полной изоляции сохранил, как следует думать, многие структурные черты примерно тысячелетней давности» [1985: 3].

С. М. Хайдаковым был составлен и издан «Лакско-русский словарь» [1962], содержащий около 13000 слов. Внем впервые в практике дагестанской лексикографии в качестве приложения к словарю дается список местных топонимических названий по ряду лакских населенных пунктов, что впоследствии нашло широкое применение в других дагестанско-русских словарях.
 

Основные научные интересы Г. А. Климова, возглавлявшего отдел в течение 25 лет, лежали в сфере картвелистики, где ему удалось создать по существу серию фундаментальных трудов, сформировавших новую парадигму картвельской лингвистики. Практически первой работой в картвелистике по сравнительно-исторической морфологии, где была последовательно проведена процедура сравнительной реконструкции, стала его книга «Склонение в картвельских языках в сравнительно-историческом аспекте» [Климов 1962], в которой была поставлена цель проследить историю системы склонения в картвельских языках, определить тенденции ее развития и произвести реконструкцию системы склонения пракартвельского языка-основы, рассматривавшуюся как одна из составных частей реконструкции всей морфологической системы на пракартвельском языковом уровне.

Наиболее значительный труд Г. А. Климова – это его «Этимологический словарь картвельских языков» [Климов 1964]. В этой работе, с одной стороны, нашли отражение итоги сравнительно-исторических исследований в области картвелистики и, с другой стороны, был использован опыт индоевропейского языкознания. В словаре были выделены реконструированные единицы разных хронологических уровней – общекартвельского и грузинско-занского. Принципиальным моментом явился отказ от принятой в то время методики вычленения окаменелых элементов в составе реконструированных основ, среди которых оказалось значительное число многоконсонантных структур. Говоря о количественных характеристиках словаря, нельзя не отметить, что в него вошло около 400 сближений, предложенных впервые. Итогом многолетней работы по изучению древнейших ареальных контактов картвельских и индоевропейских языков явилась книга «Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков» [Климов 1994]. В ней выявляется три пласта заимствований (всего их выявлено 98 единиц) – общекартвельской эпохи, грузинско-занской эпохи, а также более поздние, усвоенные отдельными картвельскими языками независимо друг от друга. Детальный анализ фонологических систем всех кавказских языков содержится в брошюре Георгия Андреевича, посвященной проблеме транскрипции [Климов 1962б].

В «Типологии кавказских языков» структура кавказских языков освещается с позиций контенсивной типологии, т.е. исходя из принадлежности картвельских языков к номинативному строю с существенным компонентом активной типологии, а абхазско-адыгских и нахско-дагестанских – к эргативному. При этом если западнокавказские языки достаточно близки к эталону эргативности, то в восточнокавказских налицо заметная тенденция к номинативизации.

Книга «Кавказские языки» [Климов 1965] (см. также немецкий перевод [Klimov 1969]) представляет собой компактное изложение всего комплекса проблем, связанных с изучением кавказских языков. «Введение в кавказское языкознание» [Климов 1986] (см. также немецкий перевод [Klimov 1994]) во многом можно рассматривать как переработку охарактеризованной выше книги. Здесь, кроме того, представлена структурная характеристика отдельных групп кавказских языков (выделенная в соответствующие главы). Значительное место здесь также уделено проблеме генетических взаимоотношений кавказских языков. Естественно, что в книгу вошел критический анализ публикаций, вышедших после 1965 г.

В теоретических работах Г. А. Климова нашли отражение типологическое, сравнительно-историческое и ареальное направления сравнительного языкознания. Наибольшую известность и признание в мировой лингвистике среди них получили труды Г. А. Климова по контенсивной типологии [Климов 1973; 1977; 1981; 1983].

Обобщение богатого опыта обращения с материалом, отличным от индоевропейского, было осуществлено в монографиях Г.А.Климова «Вопросы методики сравнительно-генетических исследований» [Климов 1971] и «Основы лингвистической компаративистики» [Климов 1990]. Одно из направлений современной типологии - характерология - нашло отражение в коллективной монографии «Структурные общности кавказских языков» [Структурные общности... 1978], в число авторов который, помимо сотрудников сектора кавказских языков, вошли также ведущие кавказоведы Москвы и Ленинграда.

Состояние современной кавказоведческой науки отражено в таких обобщающих работах, созданных в основном усилиями сотрудников отдела, как «Языки народов СССР. Иберийско-кавказские языки» [1967], а также «Языки мира. Кавказские языки» [1999].
 

Длительное время в отделе до своего перехода в отдел лингвистической компаративистики работал М. А. Кумахов. Исследуя в сравнительном аспекте морфологию адыгских языков [1964; 1971], он затем вплотную перешел к проблемам сравнительно-исторической фонетики [1981] и сравнительно-исторической грамматики [1989] адыгских (черкесских) языков, осуществив реконструкцию общеадыгского языка-основы, определив отношение этого праязыкового состояния к более ранним хронологическим уровням. Детально прослеживается в его монографиях также эволюция фонетики, фонологии и грамматики в период после распада общеадыгского единства.

М.А.Кумахов исследовал и вопросы теории грамматики, фонологии, словообразования, структуры слова, функционального синтаксиса, строения полисинтетического комплекса и др., посвятив этим проблемам отдельные статьи, собранные в его книге [1984].

Значительное место в научной деятельности М. А. Кумахова в последние годы занимают вопросы теории функциональной стилистики адыгских языков, языка устной поэзии, языка и стиля классического фольклорного наследия адыгских народов [Кумахов, Кумахова 1970; 1985; 1998]. В этих монографиях язык фольклора, сохраняющего многие традиционные черты морфологии, синтаксиса, лексики и семантики, исследуется в тесной связи с культурой адыгского этноса.
 

Проблемы языка адыгского фольклора составляют основу научной работы и З.Ю.Кумаховой [Кумахов, Кумахова 1970; 1985; 1998]. В этих работах показано своеобразие функционирования наддиалектных норм языка классического фольклора, а также специфика языка эпоса «Нарты», который оказал существенное влияние на формирование и развитие как традиционного устного языкового этикета адыгов, так и адыгских письменно-литературных языков, в том числе языка художественной литературы.

Кроме того, круг её научных интересов составляют, закономерности развития современных адыгские языки, их диалектология. В монографии [1971] подробно анализируется становление адыгских литературных языков, их функциональных стилей, особенностей реализации устной и письменной форм существования языка на уровне фонетики, морфологии, синтаксиса и лексики. Важным вкладом в адыгскую диалектологию является ее монография, посвященная абадзехскому диалекту [1972].
 

В работах А.К.Шагирова, возглавляющего отдел с 1997 г., преобладает лексикологическая проблематика, которой посвящена и первая его монография [1962].

«Этимологический словарь адыгских языков» А. К. Шагирова [1977] обобщает результаты исследований по этимологии около полутора тысяч адыгских слов, охваченных словарем. В работе фактически анализируется материал всех абхазско-адыгских языков. Кроме того, широко привлекаются материалы других кавказских языков — нахско-дагестанских и картвельских. Естественно, что автор, обсуждая проблемы заимствованной лексики, обращается и к данным тюркских, индоевропейских, арабского и других языков. Этимологическое направление продолжают другие публикации А. К. Шагирова. В 1982 г. опубликовано исследование, посвященное материальным и структурным общностям лексики абхазо-адыгских языков. Монография фиксирует по тематическим группам генетически общий лексический фонд (около 400 словарных статей). В работе также обсуждаются проблемы внутригрупповых заимствований и общих для абхазо-адыгских языков словообразовательных моделей. Заимствованная лексика исследуется в другой специальной монографии А. К. Шагирова [1989], где внутригрупповым заимствованиям уделено уже значительное место. Среди них основную массу составляют адыгизмы других абхазо-адыгских языков, а также абхазско-абазинские заимствования в убыхском. Среди иноязычных заимствований анализируются тюркские, картвельские и индоиранские заимствования.
 

В 1968 г. в отдел поступила Т. И. Дешериева. От разработки сравнительно-сопоставительной грамматики чеченского и русского языков [1974], она перешла затем к исследованию особенностей грамматического строя нахских языков в более широком типологическом контексте. Так, ее были исследованы видо-временная система нахских языков [1979], категория модальности [1988], субъектно-объекгные отношения [1985], полипредикативные [1996], а также особенности формализации и категоризации в разноструктурных языках [1996].
 

С 1975 г. в отделе работает М. Е. Алексеев, занимающийся главным образом проблемами сравнительно-исторического и типологического изучения нахско-дагестанских языков.

В работе [Алексеев 1985] была реконструирована структура общелезгинского языка-основы на уровне морфологии и синтаксиса. Hа основе использования различных методик (глоттохронологии, общности инноваций) был уточнен состав лезгинской группы. Среди категорий имени для пралезгинского языка реконструированы категории падежа, числа, класса. Показана значительная роль в образовании падежных форм оппозиции прямой и косвенной основ.

Сравнительно-историческое исследование дагестанских языков было затем продолжено на материале языков северного ареала [Алексеев 1989] и в масштабе нахско-дагестанской семьи в целом.
 

Некоторое время сотрудником отдела был В. А. Чирикба, написавший работу по фонетической типологии, охватившую малоизученный материал звукоподражаний и детской речи [1991].
 

В последние годы в отделе работает крупный исследователь нахских языков И. Ю. Алироев, опубликовавший очерк чеченского языка [1999], во многом обобщающий результаты его предыдущих исследований.

В настоящее время в отделе работают четыре кавказоведа, продолжающие создание на материале различных кавказских языков обобщающих работ по актуальным проблемам кавказоведения. А. К. Шагиров и И. Ю. Алироев трудятся над академическими грамматиками соответственно кабардинского и чеченского языков. З. Ю. Кумахова продолжает исследование адыгского фольклора. М. Е. Алексеев разрабатывает принципы создания словарей бесписьменных дагестанских языков. Как видно, отделу не хватает специалиста по картвельским языкам.

В Ленинградском отделении Института языкознания (ныне Институт лингвистических исследований) кавказскими языками занимались Г. Ф. Турчанинов, И. О. Гецадзе и Ф. А. Гайдарова. В настоящее время лингвистическое кавказоведение в Петербурге не представлено.

Перспективы развития отдела кавказских языков при нынешней малочисленности сотрудников видятся прежде всего в координации его усилий с кавказоведческими центрами Северного Кавказа и Грузии, а также с кавказоведами МГУ. В качестве опыта такой интеграции можно назвать сборник «Актуальные проблемы дагестанско-нахского языкознания» [1986], посвященный решению ряда общностных проблем кавказоведения, касающихся фонетики и фонологии, синтаксиса и компаративистики. Примером такого рода могут служить и публикации «Дагестанского лингвистического сборника» под ред. М. Е. Алексеева, а также работы многих кавказоведов, выходящих под редакцией сотрудников отдела. Следует также отметить, что в свое время кавказоведческую подготовку в отделе получили многие специалисты, работающие ныне практически во всех кавказоведческих центрах Северного Кавказа.
 

Литература

  • Алексеев М. Е. Вопросы сравнительно-исторической грамнатики лезгинских языков: Морфология. Синтаксис. М.: Наука, 1985. 
  • Алексеев М. Е. Сравнительно-историческая морфология аваро­андийских языков. М.: Наука, 1988.
  • Алироев И. Ю. Чеченский язык. М., 1999.
  • Бокарев Е. А. Краткие сведения о языках Дагестана. Махачкала 1949.
  • Бокарев Е. А. Цезские (дидойские) языки Дагестана. М., 1959.
  • Бокарев Е. А. Введение в сравнительно-историческое изучение дагестанских языков. Махачкала, 1961.
  • Бокарев Е. А. Сравнительно-историческая фонетика восточно-кавказских языков. М. 1981.
  • Вопросы изучения иберийско-кавказских языков. М., 1961.
  • Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 1-8. М., 1996-2000.
  • Дешериев Ю. Д. Бацбийский язык. М. 1953.
  • Дешериев Ю. Д. Грамматика хиналугского языка. М. 1959.
  • Дешериев Ю. Д. Современный чеченский литературный язык. Ч. I. Фонетика. Грозный 1960.
  • Дешериев Ю. Д. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских народов. Грозный, 1963.
  • Дешериева Т. И. Структура семантических полей чеченских и русских падежей. М., 1974.
  • Дешериева Т. И. Исследование видо-временной системы в нахских языках (с привлечением материала иносистемных языков). М., 1979.
  • Дешериева Т. И. Субъектно-объектные отношения в разноструктурных языках. М., 1985.
  • Дешериева Т. И. Категория модальности в нахских и инострукгурных языках. М. 1988.
  • Дешериева Т. И. Полипредикативные структуры в кавказских и иносистемных языках. М., 1996а.
  • Дешериева Т. И. Формализация и категоризация в разноструктурных языках. М., 1996б.
  • Дондуа К. Д. Избранные работы. I. Тбилиси, 1967.
  • Дондуа К. Д. Статьи по общему и кавказскому языкознанию. Л., 1975.
  • Жирков Л.И. Грамматика аварского языка. М., 1924.
  • Жирков Л.И. Грамматика даргинского языка. М., 1926.
  • Жирков Л.И. Аварско-русский словарь. М., 1936.
  • Жирков Л.И. Грамматика лезгинского языка. М., 1941.
  • Жирков Л.И. Табасаранский язык. Грамматика и тексты. М.;Л., 1948.
  • Жирков Л.И. Лакский язык: Фонетика и морфология. М.: Изд-во АН СССР, 1955.
  • Климов Г. А. Склонение в картвельских языках в сравнительно-историческом аспекте. М., 1962.
  • Климов Г. А. О проекте единой фонетической транскрипции кавказских языков. М., 1962.
  • Климов Г. А. Этимологический словарь картвельских языков. М., 1964.
  • Климов Г. А. Кавказские языки. М., 1965.
  • Климов Г. А. Фонема и морфема. М., 1967 .
  • Климов Г. А. Вопросы методики сравнительно-генетических исследований. М., 1971.
  • Климов Г. А. Очерк общей теории эргативности. М., 1973.
  • Климов Г. А. Типология языков активного строя. М., 1977.
  • Климов Г. А. Типологические исследования в СССР. М., 1981.
  • Климов Г. А. Принципы контенсивной типологии. М., 1983.
  • Климов Г. А. Введение в кавказское языкознание. М., 1986.
  • Климов Г. А. Основы лингвистической компаративистики. M., 1990.
  • Климов Г. А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. М., 1994.
  • Климов Г. А., Алексеев М. Е. Типология кавказских языков. М., 1980.
  • Кумахов М.А. Морфология адыгских языков. I. Синхронно-диахроническая характеристика. Москва; Нальчик 1964.
  • Кумахов М.А. Очерки общего и кавказского языкознания. Нальчик 1984.
  • Кумахов М.А. Словоизменениеядыгских языков. М. 1971.
  • Кумахов М.А. Сравнительно-историческая грамматика адыгских (черкесских) языков. М. 1989.
  • Кумахов М.А. Сравнительно-историческая фонетика адыгских (черкесских) языков. М. 1981.
  • Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Функциональная стилистка адыгских языков. М. 1970.
  • Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Язык адыгского фольклора. Нартский эпос. М. 1985.
  • Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Нартский эпос: язык и культура. М. 1998.
  • Кумахова З.Ю. Развитие адыгских литературных языков. М. 1971.
  • Кумахова З.Ю. Абадзехский диалект и его место среди других адыгских диалектов. Нальчик 1972.
  • Мещанинов И. И. Язык ванских клинообразных надписей на основе яфетического языкознания. Л.: Изд-во АН СССР, 1932.
  • Мещанинов И. И. Язык ванской клинописи. II. Структура речи. Л.: Изд-во АН СССР, 1935.
  • Мещанинов И. И. Новое учение о языке. Л., 1936.
  • Мещанинов И. И. Общее языкознание. Л., 1940.
  • Мещанинов И. И. Эргативная конструкция в языках различных типов. Л., 1967.
  • Никольский В. К., Яковлев Н. Ф. Как люди научились говорить. М., 1945.
  • Никольский В. К., Яковлев Н. Ф. Как возникла человеческая речь. М., 1949.
  • Структурные общности кавказских языков / Отв. ред. Г. А. Климов. М., 1978.
  • Турчанинов Г. Ф., Цагов М. Грамматика кабардинского языка. I, М. — Л., 1940.
  • Турчанинов Г. Ф. Памятники письма и языка народов Кавказа и Восточной Европы. Л., 1971.
  • Турчанинов Г. Ф. Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа. М., 1999.
  • Хайдаков С.М. Очерки по лексике лакского языка. М., 1961.
  • Хайдаков С.М. Лакско-русский словарь. М., 1962.
  • Хайдаков С.М. Очерки по лакской диалектологии. М., 1966.
  • Хайдаков С.М. Система глагола в дагестанских языках. М., 1975.
  • Хайдаков С. М. Сравнительно-сопоставительный словарь дагестанских языков. М., 1973.
  • Хайдаков С.М. Принципы именной классификации в дагестанских языках. М., 1980.
  • Хайдаков С.М. Даргинский и мегебский языки. Принципы словоизменения. М., 1985.
  • Чирикба В. А. Аспекты фонологической типологии. М., 1991.
  • Ш. Ногма. Филологические труды. Исследовал и издал Г. Турчанинов, т. I, Нальчик, 1956.
  • Ш. Ногма. Филологические труды. Исследовал и издал Г. Турчанинов, т. II, Нальчик, 1958
  • Шагиров А. К. Очерки по сравнительной лексикологии адыгских языков. Нальчик, 1962.
  • Шагиров А. К. Вопросы сравнительно-исторического и этимологического исследования лексики адыгских языков (1971).
  • Шагиров А. К. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков. М., 1977.
  • Шагиров А. К. Материальные и структурные общности лексики абхазо-адыгских языков. М., 1982.
  • Шагиров А. К. Заимствованная лексика абхазо-адыгских языков. М., 1989.
  • Язык и мышление. М.; Л. Т. 1-10.
  • Языки мира. Кавказские языки. М., 1999.
  • Языки народов СССР. Т. IV. Иберийско-кавказские языки. М., 1967.
  • Яковлев Н. Ф. Таблицы фонетики кабардинского языка. М., 1923.
  • Яковлев Н. Ф., Ашхамаф Д.А. Краткая грамматика адыгейского (кяхского) языка. Краснодар, 1930.
  • Яковлев Н. Ф., Ашхамаф Д.А. Грамматика адыгейского литературного языка. М.; Л., 1941.
  • Яковлев Н. Ф. Грамматика литературного кабардино-черкесского языка. М.; Л., 1948.
  • Яковлев Н. Ф. Синтаксис чеченского литературного языка. М.; Л., 1940.
  • Яковлев Н. Ф. Морфология чеченского языка. Грозный, 1960.
  • Яковлев Н. Ф. Изучение яфетических языков северного кавказа за советский период // Языки Северного Кавказа и Дагестана. Вып. 2. М., 1949. – С. 296-315.
  • Яковлев Н. Ф. Синтаксис ингушского литературного языка. М., 2001.
  • Klimov G.A. Die kaukasische Sprachen. Hamburg, 1969.
  • Klimov G. A. Einfuehrung in die kaukasische Sprachwissenschaft. Hamburg, 1994.

(вернуться к разделу «История подразделений»)
(на страницу отдела кавказских языков)